Колдун и Снегурочка

Глава первая
КАК ПРОФЕССОР КОЛБА ПОССОРИЛСЯ С РОБОТОМ ПОЛЕЙ

К Алисиному папе как-то пришёл в гости профессор Колба. Сидор Гаврилович Колба собственной персоной. Профессор Колба Алисе понравился. Он оказался очень большим толстым человеком с рыжей бородой, которая лежала на груди как лопата, большим красным носом и такими же красными щеками. На голове волос осталось немного, но они завивались колечками, и оттого их казалось больше, чем было на самом деле.

Профессор громко говорил, часто хохотал и бил себя в грудь кулаками, отчего получался громкий гул.

А вот домашнему роботу Поле профессор страшно не понравился. Робот любил порядок, тишину и дружил с бабушкой Барклай из соседней квартиры, которая целыми днями вышивала скатерти на космические темы. Эти скатерти покупали другие роботы и марсианские туристы, а Поля приводил к бабусе покупателей.

Робот Поля приготовил на третье земляничное мороженое, целое серебряное ведро мороженого. Профессор по рассеянности подвинул ведро к себе и стал так быстро орудовать поварёшкой, что мороженое в минуту исчезло в его глотке.

Робот Поля развёл руками и замер. Алиса засмеялась и сказала:

— Нет проблем. Я сама не очень люблю мороженое.

Её папа, профессор Селезнёв, директор Космического зоопарка, знал, конечно, что Алиса обожает мороженое. Он тихо прошептал:

— Завтра пойдём с тобой в кафе.

Профессор Колба доел мороженое и сказал:

— Замечательный компот. Давно такого не ел.

Папа Алисы спросил его:

— Над чем работаете, коллега?

— Я вот-вот сделаю великое открытие, — сказал профессор Колба. — Я, кажется, догадался, откуда приезжают деды Морозы.

Алиса удивилась — такой важный и старый профессор, а изучает дедов Морозов.

Алисин папа Селезнёв подумал: если Сидор Гаврилович взялся за проблему, значит, жди сенсации!

А домашний робот Поля, который не мог простить профессору, что он съел всё мороженое, сказал:

— Дедов Морозов не надо открывать. Их в магазинах продают.

Профессор Колба не удивился и не обиделся.

— Чепуха, — сказал он. — В магазинах продают игрушки. Они неживые. А деды Морозы живые.

— Я знаю, — сказала Алиса. — Ко мне раньше приходил дед Мороз с подарками!

— Это твой папа переодевался в деда Мороза! — закричал робот Поля. — Не слушайте профессора Сидора Гавриловича. Он вас обманывает.

— Поля! — строго сказала Алиса. — Роботам нельзя кричать на людей. Профессор подумает, какой у нас невоспитанный робот! И больше никогда к нам не придёт.

— Нет, не беспокойтесь, я приду, — возразил профессор Колба. — У вас дают такой вкусный компот. Скажите, а нет добавки?

— Вы целое ведро съели, — сказал Поля.

— Неужели?

Алиса так строго погрозила пальцем роботу, что тот ушёл на кухню.

А профессор Селезнёв спросил:

— Расскажите, Сидор Гаврилович, что же вам удалось открыть?

Профессор глубоко вздохнул, оглядел стол и тут заметил, что на дальнем краю на блюде лежит батон. Профессор протянул свою толстую волосатую ручищу и схватил батон. И тут же батон исчез во рту профессора.

Робот Поля выглянул из кухни и проворчал, правда, тихонько:

— На таких не напасёшься!

Профессор дожевал батон и сказал:

— Существуют параллельные миры. Вы слышали о них?

— Конечно, слышали, — сказала Алиса.

— Они похожи на рельсы, — продолжал Сидор Гаврилович, запустив пальцы в густую бороду. — Мы живём в одном мире, а рядом живёт другой. И наши жизни никогда не пересекаются, как не пересекаются рельсы. Наши миры похожи, но не совсем. И вот мне, кажется, удалось отыскать тот мир, из которого к нам приходят живые деды Морозы.

— Но как же они приходят? — спросила Алиса. — Вы же сами сказали, что с рельса на рельс не перепрыгнешь.

— Всё правильно, так и есть. Но моё открытие заключается в том, что я нашёл способ перепрыгнуть через рельс.

— Какой способ? — спросил Селезнёв.

— Пока я до конца опыт не провёл, — ответил профессор Колба, — я ничего сказать не могу. Только намекну, что дело в шкафе.

— Дело в шляпе? — спросил робот Поля из кухни.

— Нет, дело в шкафе, — сказал профессор. — А шкаф стоит в моей лаборатории. Этот шкаф — машина для того, чтобы перепрыгивать из нашего мира в параллельный мир и обратно.

— А откуда у вас этот шкаф? — спросила Алиса.

— Ах, — сказал профессор. — Мне удалось узнать о его существовании из старинной книги. В прошлом году я нашёл этот шкаф в заброшенном замке на границе между Трансильманией и Кооруджей.

— Таких стран нет! — закричал из кухни Поля. — Я весь атлас наизусть знаю. Нет таких стран!

— Кто там так громко кричит? — удивился профессор.

— Поля, замолчи! — рассердилась Алиса. — А то я тебя выключу до понедельника и ты не увидишь новой серии твоего любимого фильма.

— Только не это! — взмолился робот. — Я буду молчать!

Профессор Колба вздохнул и посмотрел на пустое ведёрко из-под мороженого. Но мороженое кончилось и никто не мог профессору помочь.

— Продолжайте, коллега, продолжайте, — попросил профессор Селезнёв.

— Ах, да, конечно, — спохватился профессор. — Я нашёл шкаф в заброшенном замке и привёз его в Москву. Здесь я его починил и настроил по старинному рецепту. Теперь он готов к действию.

— И что же вы делаете со своим шкафом? — спросила Алиса.

— Я намерен отправиться в путешествие, — сказал профессор. — Как только буду окончательно готов. Я отправлюсь путешествовать в тот мир, где живут деды Морозы.

— А люди там есть? — спросила Алиса.

— Людей там, возможно, и нет.

— А роботы есть? — тихонько спросил из кухни Поля.

— И роботов там нет, — сказал профессор Колба. — Там только деды Морозы.

— Они холостые? — спросила Алиса.

— Ни в коем случае! — воскликнул профессор Колба. — Разумеется, у них есть бабы Морозы, тёти Морозы, дяди Морозы, дети Морозы и снегурочки.

— Снегурочки — дочки деда Мороза? — спросила Алиса.

— Нет, внучки, — ответил профессор.

— И у них есть маленькие дети? — спросил Селезнёв.

— Разумеется, — сказал профессор Колба. — Но больше я вам ничего не могу сказать, потому что мне надо съездить в параллельный мир, где живут деды Морозы и снегурочки, всё там выяснить, со всеми познакомиться и договориться, как мы будем меняться гостями.

— А можно мне с вами? — спросила Алиса.

— Только не сейчас! Сначала я отправлюсь на разведку, а ты постережёшь мою квартиру, — сказал профессор.

— А зачем её стеречь? — спросила Алиса.

— А кто будет гулять с моим Дружком? Кто будет его кормить? — удивился профессор.

— А кто такой Дружок? — спросил профессор Селезнёв.

— Это мой любимый пёсик, — ответил Колба. — Он будет стеречь мою лабораторию. Но он не умеет ходить по магазинам.

— А потом вы возьмёте меня в параллельный мир? — спросила Алиса.

— Я обещаю, — ответил профессор.

Тут профессор понял, что ничего съедобного на столе не осталось, и сказал, что ему пора домой.

— А когда можно будет к вам прийти? — спросила Алиса.

— Хоть завтра! — ответил профессор. — Я буду рад тебя видеть. Я покажу тебе фотографии дедов Морозов и книжки о них — у меня чудесная коллекция. Я её собирал двадцать лет.

Когда папа и дочь Селезнёвы провожали гостя, Алиса спросила:

— Почему деды Морозы приходят к нам только на Новый год? А не приходят летом или весной?..

— Прости, — удивился профессор. — А что дед Мороз будет делать у нас летом? В холодильнике будет сидеть? Ты забыла, что на планете дедов Морозов куда холоднее, чем у нас. Так что деды Морозы ездят к нам только под Новый год.

— А зачем? Неужели им делать нечего?

— Это их работа, — ответил профессор. — Деды Морозы нанимаются в театры и на детские ёлки, они договариваются с родителями. А когда кончаются зимние каникулы, деды Морозы и снегурочки возвращаются к себе.

— И вы их видели?

— К сожалению, как известно, в этом году настоящих дедов Морозов пока не было. И сейчас уже конец декабря, но что-то случилось с дедушками. Поэтому я и спешу туда, выяснить, не случилось ли беды.

И тут из кухни послышался упрямый голос робота Поли.

— Даже удивительно, — сказал он. — Что такой взрослый человек, которого называют учёным, верит в детские сказки. Видно, ему больше нечего делать.

Профессор Колба поднялся из-за стола, дёрнул себя за бороду и сказал:

— Я не принимаю вашей критики, робот! Я самый настоящий учёный, изучаю дедов Морозов и снегурочек именно потому, что они есть на самом деле, хотя многие думают, что они придуманные.

— Не обижайтесь на Полю, — сказала Алиса. — Он неплохой робот, но он так давно живёт у нас, что забывает… забывает, что он не человек.

Тут Поля не выдержал.

— Я и не собирался быть человеком! — воскликнул он. — Неужели вы думаете, что кому-то захочется болеть насморком, выдёргивать зубы, вынимать соринки из глаз и к тому же каждый день завтракать, обедать и ужинать! Да здравствуют роботы! Долой человечков!

Алиса рассердилась, но профессор Колба так громко и весело расхохотался, что всем стало смешно.

Робот очень обиделся и сказал:

— Ну тогда живите, как хотите! Я вам не помощник!

И он ушёл в свою комнатку за кухней, где хранил свои марки и монеты, потому что был коллекционером.

— Жду тебя в гости, Алиса, — сказал на прощание профессор Колба. — Посмотришь на мой таинственный шкаф, познакомишься с Дружком, моим дорогим пёсиком.

— Я хотела бы съездить в страну дедов Морозов, — сказала Алиса.

— Всему своё время, — ответил Сидор Гаврилович.

Он поблагодарил за угощение, особенно за земляничный компот и ушёл.

— Мне профессор понравился, — сказала Алиса.

— А мне не понравился, — откликнулся робот. — Жди от него неприятностей. Чует моё пластиковое сердце!

Глава вторая
КАК АЛИСА ПОЛУЧИЛА ПИСЬМО ОТ ПРОФЕССОРА

Стояла оттепель. На улице шёл дождь со снегом. Алиса была очень занята в школе, и она попросту забыла о профессоре и его дедах Морозах.

Но профессор сам позвонил Алисе.

— Алисочка, — сказал он, — ты обещала мне помочь.

— Разумеется, — сказала Алиса. — Что я могу сделать?

— Я уезжаю в страну дедов Морозов, — сказал профессор. — Всё готово. Но дома остаётся мой Дружок. Скажи пожалуйста, тебе не будет трудно приходить покормить его и погулять с ним? Это ненадолго. Я вернусь дня через три.

— Конечно, я вам помогу, — сказала Алиса.

— Дверь открывается на слово «барабанщик», — сказал профессор. — Дружок сам тебе покажет, где висит его поводок и ошейник. Спасибо, до свидания.

Алиса хотела ещё что-то спросить и сказать, но не успела. Профессор Колба лишних слов не любит.

Вечером Алиса пошла к профессору. Идти было недалеко, правда, дождь хлестал, как из ведра, а ветер швырял дождевые струи в лицо. Всего-то Алисе надо было пробежать два дома, но она промокла, хоть была в непромокаемом плаще.

Алиса поднялась на второй этаж и остановилась перед дверью квартиры, на которой была золотая табличка:

Профессор

Почётный член шести академий

доктор трёх университетов

КОЛБА

Сидор Гаврилович

Алиса громко сказала:

— Барабанщик.

В ответ из-за двери послышался оглушительный лай.

Но дверь не открылась.

— Барабанщик! — громче произнесла Алиса.

Дружок за дверью заливался, даже слышно было, как он стучит передними лапами изнутри по двери.

Алиса толкнула дверь, попыталась открыть её, но ничего не получалось.

И тут открылась другая дверь. Сбоку от Алисы. Оттуда высунулась голова краснощёкой женщины с высокой причёской, в которую был вставлен букетик незабудок.

— Ах, — сказала женщина, — разве вы не знаете, девочка, что эта дверь открывается только на слово «обманщик». Вот посмотрите!

Женщина выплыла на лестничную площадку и встала рядом с Алисой.

— Обманщик! — воскликнула она.

Но ничего не случилось. Дверь так и осталась закрытой, а пёсик за ней просто с ума сходил от беспокойства.

Тут открылась третья дверь на той лестничной площадке и из неё вышел юноша в больших очках и со скрипкой в руке.

— Ах, — сказал он. — Ваш шум оторвал меня от занятий. Какое слово вы произносили?

— Барабанщик! — сказала Алиса.

— Обманщик! — сказала женщина с цветами в волосах.

— Ну вот, — вздохнул юноша-скрипач. — Вы забыли, какой рассеянный человек наш профессор Колба. Он забыл, что говорить надо «шарманщик». Вот послушайте.

Юноша отодвинул в сторону Алису и женщину с цветами, а сам нахмурился и закричал страшным басом:

— Шарманщик, откройся!

Но дверь не открылась.

— Вот видите, — сказал юноша. — Опять профессор всё перепутал.

Теперь было совсем непонятно, как открыть дверь.

И в наступившей тишине вдруг послышался незнакомый голос. Он донёсся откуда-то со стороны и снизу. Как будто даже из-под двери в квартиру профессора.

— Ка-ра-ван-щик!

Алиса услышала и повторила:

— Караванщик!

— Правильно, караванщик! — воскликнула женщина с цветами в волосах.

— Конечно же, караванщик! — откликнулся юноша со скрипкой.

Дверь медленно отворилась.

За дверью стоял пёс. Среднего роста, лохматый, одно ухо стоит торчком, а второе висит. Сам пёс был тёмным, рыжим, а живот и лапы белые. «Очень приятное существо», — подумала Алиса.

— Прости, — спросила Алиса. — Кто сказал — караванщик?

Пёс поднял второе ухо и наклонил голову.

— Ясно, — сказала Алиса, — мы не умеем говорить, потому что мы не собака. Но, может, кто-то ещё есть дома?

Пёс покачал головой.

Соседи между тем попрощались и разошлись по своим квартирам. Из одной двери послышалось пение — это пела женщина с незабудками в волосах. А из-за второй двери раздались звуки скрипки. Это юноша занимался музыкой.

Пёс побежал перед Алисой, показывая ход на кухню. Он остановился перед кухонным шкафом и тявкнул.

— Поняла, — засмеялась Алиса. — Ты хочешь сказать, что здесь лежит твоя пища.

Она достала из шкафа банки с собачьей пищей, покормила Дружка, а потом пошла в кабинет профессора Колбы, чтобы посмотреть на дверь в параллельный мир.

Кабинет был очень большой, на длинном столе стояли приборы, вдоль стены — компьютеры. А у дальней стены Алиса увидела большой шкаф, почти до потолка, с двустворчатой дверью. К дверце шкафа была приклеена бумажка со строгой надписью:

Алиса!

Не открывай!

— Я и не собираюсь ваш шкаф открывать! — сказала Алиса бумажке.

Дружок ткнулся в ногу носом.

Алиса посмотрела на него. Оказывается, пёс уже принёс поводок, чтобы идти гулять.

Он очень соскучился один дома.

На улице была плохая погода, всё так же дул ветер, но Дружок не обращал внимания на ненастье и носился по скверу, как щенок.

И тут Алиса увидела странную фигуру.

К ней приближался кто-то одетый в плащ до земли. Этот человек держался двумя руками за ручку зонтика, который всё норовил улететь к облакам. Из-за этого человеку некогда было смотреть под ноги и он спотыкался, скользил и попадал в самые глубокие лужи.

За человеком с зонтом медленно брёл маленький бегемот. Бегемоту не нужен зонтик, воду он обожает, правда, не такую холодную.

Дружок от удивления тявкнул и сел. Он в жизни не видел бегемота ни большого, ни маленького.

Алиса сразу узнала странного человека.

— Полина Григорьевна! — воскликнула она. — А я вас по Рамзесу угадала!

Фигура, которая оказалась Полиной Григорьевной, Алисиной учительницей, ответила не сразу, потому что в тот момент налетел жуткий порыв ветра и так ударил по зонтику, что зонт поднял Полину Григорьевну над землёй и понёс вперёд.

Алиса кинулась за учительницей и в последний момент успела схватить её за ноги.

Ветер промчался мимо, учительница опустилась в лужу и помогла Алисе подняться.

— Спасибо, Селезнёва. Садитесь! Три с минусом!

Алиса не удивилась словам учительницы. Полина была страшно рассеянной. Она всё всегда путала. А один раз вместо химчистки улетела в Антарктиду.

Характер Полины был таким сложным, что жить с ней было трудно. От неё даже мама с папой ушли, а жених Хромопудов убежал со свадьбы, потому что Полина на свадьбе спутала его с памятником Пушкину.

Полина Григорьевна осталась одна и очень скучала. Со скуки она поехала в путешествие по Египту.

Когда их пароход плыл по реке Нил, Полина увидела, что на берегу стоит маленький бегемотик. Он широко разевает пасть и плачет.

А из воды к бегемотику подкрадывался огромный страшный крокодил.

Полина Григорьевна сказала:

— Какое безобразие!

Она схватила спасательный круг и метнула его в крокодила. Круг попал крокодилу в пасть, которая открылась, чтобы поглотить бегемотика.

За кругом в реку Нил прыгнула Полина Григорьевна.

Она быстро доплыла до берега, спихнула в воду крокодила и присела на корточки перед бегемотиком.

— Что с тобой, белочка? — спросила Полина. Она знала, что перед ней маленький бегемотик, но на минутку забыла, как он называется.

Бегемотик не ответил, потому что не умел говорить, но мимо проезжал бедуин на верблюде. И он сказал Полине:

— Это сирота. Его бросила мать-бегемотиха, которая нашла себе нового мужа.

— Какое безобразие! — воскликнула Полина Григорьевна. — Ты согласен переехать в Москву?

Бегемотик в тот момент не знал, что такое Москва, но кивнул большой головой, потому что ему очень понравилась худая длинноногая тётя, одолевшая крокодила.

Полина Григорьевна привезла бегемотика в Москву. Бегемотик привязался к учительнице, даже в школу за ней ходил и ждал в садике, а все ученики бегали на переменках кормить животное, которое могло сожрать всё, что угодно и в каких угодно количествах. Хотя больше всего бегемотик любил сырую картошку и арбузы.

Полина придумала бегемотику имя Рамзес-Третий. Она гуляла с ним утром и вечером. Бегемотик медленно рос, но говорили, что к весне он уже не будет влезать в дверь квартиры.

— А почему вы мне поставили три с минусом? — спросила Алиса.

— Потому что ты посадила меня в лужу, — ответила Полина Григорьевна.

Алиса не стала спорить с учительницей. Она смотрела, как Дружок подошёл к бегемотику и обнюхивает его. Бегемотик не возражал. Но вдруг повалился на бок, плюхнулся в лужу — брызги во все стороны! И окатил собаку с ног до головы.

Дружок принялся лаять, а бегемотик закрыл глаза от удовольствия, у него был вредный характер.

— Алиса Селезнёва, — сказала Полина Григорьевна. — Тебя-то я и ищу!

— Что-нибудь случилось в школе? — спросила Алиса.

— И не только в школе! — воскликнула Полина Григорьевна.

Тут ветер снова налетел на неё и потащил открытый зонтик вдоль по улице. Полина Григорьевна побежала следом за зонтиком, а Алиса побежала за учительницей. Дружок побежал за Алисой, а бегемотик Рамзес-Третий выбрался из лужи и медленно побрёл в ту же сторону.

— Алиса, ты помнишь, что скоро Новый год? — кричала Полина Григорьевна на бегу.

— Помню! — отвечала Алиса.

— Будет ёлка! — кричала учительница. — Нужен дед Мороз и Снегурочка.

— Правильно.

— Ты отвечаешь… — Алиса не успела схватить Полину Григорьевну, и на этот раз ветер оторвал учительницу от земли и поднял ввысь.

Полина Григорьевна летела над землёй, держась за ручку зонта, а остальные бежали за ней, задрав головы.

— Ты поняла меня, Алиса? — крикнула с высоты учительница. — Чтобы дед Мороз и Снегурочка были у нас к Новому году!

— Где я их найду? — крикнула в ответ Алиса.

— Это твоё домашнее задани-и-и-и-и-ие… — донеслось с высоты.

Потом раздался гулкий удар — это учительница упала на крышу восьмиэтажного дома.

— Вам помочь? — спросила Алиса.

— Сама спущусь, — сказала учительница.

Она шагнула к краю крыши и спустилась вниз на зонте, как на парашюте. Конечно, Полина Григорьевна — рассеянная женщина, но ей не откажешь в отваге.

— Вы не ушиблись? — спросила Алиса, когда учительница приземлилась.

— Пустяки, — ответила учительница. — Главное — не забудь о домашнем задании.

Они попрощались и разошлись.

Алиса с Дружком в одну сторону.

Полина Григорьевна и Рамзес-Третий — в другую.

Шёл дождь, дул ветер, такая вот случилась оттепель под Новый год.

Алиса с Дружком добежали до дома. Алиса зажгла свет и увидела, что из-под резных дверей в старинный шкаф высовывается что-то белое.

Она присела на корточки и вытащила из щели листок бумаги.

Там было написано:

«Дорогая Алиса!

Дела у меня идут интересно. Меня окружают разные люди — некоторые из них совсем паршивые. Меня частично заколдовали, но это меня не беспокоит, потому что на каждое колдовство найдётся антиколдовство. На то мы с тобой учёные! Погода здесь прохладная, совсем не топят, и у меня мёрзнут руки. Пожалуйста, положи в мой чемодан синее пальто с вешалки, достань из кухонного шкафчика тёплые перчатки, а из кабинета микроскоп, только заверни его в мягкую тряпку, чтобы не разбился объектив. Чемодан поставь в шкаф. Сама сюда не ходи. Девочкам здесь очень опасно. Могут заколдовать. До встречи. Твой коллега профессор Колба».

Дружок всё тянул морду, словно хотел прочесть, что написано в письме. Поэтому Алиса сжалилась над пёсиком и прочла ему письмо вслух.

Дружок громко залаял и хотел открыть дверь в шкаф. Но, конечно же, не смог.

— Профессору плохо, — сказала Алиса. — Ему надо помочь. Я пойду к нему.

— Нет! — воскликнул пёсик. Видно, он так испугался за Алису, что нечаянно сказал слово по-человечески.

— Не спорь со старшими, — сказала Алиса. — У меня большой жизненный опыт. Я бывала в разных переделках. А ты сторожи квартиру.

Пёс отрицательно покачал головой.

— Ты боишься? — спросила Алиса.

— Нет, — сказал пёс.

— Ты хочешь со мной идти?

Пёс кивнул.

— Ну ладно, — сказала Алиса. — Давай собирать чемодан.

Она сняла с вешалки пальто, достала из шкафа на кухне перчатки и даже не удивилась, почему профессор держит перчатки в таком месте. А дело в том, что профессору было всё равно, в каком шкафу что лежит. Ему было так удобнее. Поэтому тарелки у него хранились под кроватью, вилки под подушкой, а носки в прихожей. «Вот бы женить его на нашей Полине, — подумала Алиса. — Представляете, какая семейка бы у них получилась!»

Дружок крутился рядом, старался помочь, а Алиса вдруг подумала, почему пёс так себя ведёт? А вдруг он уже бывал там, в шкафу?

— Скажи мне, — спросила Алиса. — Может быть, ты родом из параллельного мира?

Дружок кивнул. И первым пошёл к шкафу.

Глава третья
ПЕРЕОДЕТЫЕ ПИРАТЫ

Алиса вошла в большой шкаф и закрыла за собой дверь.

Впереди был коридор, в конце которого светилась узкая полоска. Рядом часто дышал пёс Дружок.

Алиса прошла по коридору и поняла, что полоска света — это щель между дверцами точно такого же шкафа, как тот, что стоял в кабинете профессора.

Алиса хотела было растворить двери, но Дружок тихо зарычал, будто предупреждал Алису. Она замерла. И услышала, что из-за двери слышны голоса. И голоса знакомые.

Первый голос произнёс:

— Ну вроде бы операция заканчивается в нашу пользу. Пограбили мы неплохо, пора сматываться.

— Ох, ещё хочется чего-нибудь хапнуть, — ответил другой голос.

Алиса приблизилась к щели и заглянула в неё.

Она увидела большой зал. Стены зала были сложены из каменных глыб, потолок скрывался высоко-высоко в темноте, на стенах висели мечи, копья, алебарды, щиты и шлемы, а между ними были развешаны картины, такие тёмные от старости, что не разберёшь, что на них изображено.

В центре зала стоял большой стол, на котором громоздились тарелки, чашки, бутылки — видно, пировали, а убрать за собой забыли.

За столом, в креслах с высокими резными спинками, восседали два человека.

Справа худой мужчина с редкой чёрной бородкой, в шляпе, надвинутой на уши, в чёрном камзоле и чёрном плаще. Этот человек был похож на ворона.

Слева сидела толстая женщина с красными размалёванными щеками, малиновыми губами, рыжими завитыми волосами в таком разноцветном платье, словно она собрала кусочки материи со всего магазина и сшила их вместе. На руках у женщины было много золотых колец и браслетов.

Эти люди были Алисе незнакомы, но голоса их она где-то уже слышала.

Толстая женщина поднялась с кресла и подошла к большому окованному медными гвоздями сундуку, запертому на висячий замок.

Она похлопала по нему жирной лапой и сказала:

— Лежат, голубушки и голубчики, ждут своего часа.

И толстуха захохотала тонким голосом.

Чёрный ворон задумчиво сказал:

— Повезло нам, что попался такой паршивый колдун. А то бы нам с ним пришлось повозиться.

— Не перехвали, он же не по доброй воле нам помогал, — сказала толстуха.

— А кто нам по своей воле помогал? — спросил ворон, и они с толстухой захохотали.

Когда они отсмеялись, толстуха спросила:

— А ты чего меня сюда позвал?

— У меня для тебя, мой друг, есть подарочек.

— Не друг, а подруга, — поправила ворона толстуха. — Говори, что за подарок. Жутко люблю подарки.

— Подарок такой, что ты и не ожидаешь. Скажи, кто у тебя главный враг?

— Ой, — ответила толстуха. — Врагов и не пересчитаешь. Учителя в школе, соседка по парте, которая списывать не давала, один мальчишка, который мне велосипед не отдал…

— Да погоди ты! Вспомни настоящих врагов. Которые тебе много крови попортили во взрослом виде.

Толстуха наморщила лобик, пожевала алыми крашеными губками и вдруг воскликнула:

— Знаю! Это она! Она нам столько планов сорвала! Она нам столько всего… просто нет слов!

— Ну говори, говори! — потребовал ворон.

— Алиска! — закричала в ответ толстуха. — Алиска Селезнёва. Вот кто наш главный враг!

И тут Алиса поняла, кого видит перед собой.

Это же переодетые и загримированные космические пираты Крыс и Весельчак У. И на самом деле Алисе не раз приходилось с ними сталкиваться. И не раз она оставляла космических пиратов в дураках. Хоть они и взрослые, к тому же вооружённые, но ими движет только жадность! Они за копейку готовы родную мамашу задушить. И нет у них друзей во всей Вселенной. А у Алисы везде друзья. Значит, она непобедима.

Но что они делают в параллельном мире? Что им нужно на планете дедов Морозов? И почему они так довольны?

Алиса была сильно встревожена. Особенно её беспокоило то, что профессор Колба не знает, насколько эти космические пираты опасны.

Но пираты не подозревали, что Алиса слышит каждое сказанное ими слово, и продолжали откровенничать.

— Так вот, — сказал пират Крыс. — Эта девчонка вот-вот будет здесь.

— Откуда ты знаешь?

— Наш Колдун Парфюмерий подглядел, как профессор пишет Алисе записку. Чтобы она ему тёплые вещи прислала. А я к этой записке приписал: «Девочкам здесь очень опасно. Могут заколдовать».

— Ну и дурак, — рассердился Весельчак У, переодетый в женщину, — теперь Алиска сюда не придёт, и мы её не поймаем.

— Эх, Весельчак, Весельчак, — вздохнул Крыс. — Старый уже стал, а простых вещей не понимаешь. Для такой Алиски слова об опасности всё равно что красная тряпка для быка. Да она как прочтёт их — тут же кинется в бой! Разве я этого ребёночка не знаю?

— Смотри, — сказал пират, переодетый в толстую женщину, — как бы тебе, Крыс, не ошибиться. Если мы её опять упустим, я тебе этого не прощу.

«Ладно, голубчики, — подумала Алиса. — Вы думаете, как бы меня схватить, а я теперь всё о вас знаю. Я смогу вас одолеть и освободить заколдованного профессора Колбу и жителей этой планеты, которые, конечно же, из-за пиратов попали в беду».

Дружок тихо рычал.

— Пёсик, — попросила его шёпотом Алиса. — Веди себя тихо. Сейчас нам с тобой главное — ничем не показать, что мы слышали их разговор. Пускай пираты думают, что мы ничего не подозреваем. Иначе мы сами погибнем и другим не поможем.

Пёсик замолчал. Он понял, что Алиса права.

Алиса услышала, как за дверью Крыс произнёс:

— Вот увидишь, сейчас откроется эта дверь и твоя Алиска прискачет к нам.

— Хотел бы я тебе поверить…

В этот момент Алиса нажала на дверцы шкафа, дверцы распахнулись, Алиса с чемоданом в руке вышла в зал и остановилась, зажмурившись, словно испугалась.

Пираты хоть и ждали Алису, от неожиданности подскочили. Дружок уселся рядом с Алисой и звонко залаял.

— Здравствуйте, — сказала Алиса, — извините, если я вас испугала.

Тут Крыс уже опомнился и ответил, улыбаясь:

— Ты нас вовсе не испугала, девочка. Но мы хотели бы знать, кто ты такая и откуда взялась?

— Я взялась из параллельного мира, с планеты Земля. Меня зовут Алиса Селезнёва. Я принесла чемодан с тёплыми вещами и микроскопом для профессора Сидора Гавриловича, который находится у вас в командировке.

— Ах, — сказал Крыс, — конечно же, конечно! Я встречал профессора Колбу. Это очень достойный человек, правда, баронесса?

Весельчак У тоже пришёл в себя, он изобразил на лице улыбку и сказал:

— Добро пожаловать, Алиса Селезнёва, в наш скромный замок.

— Это ваш замок? — спросила Алиса.

— Разумеется, — ответил Крыс. — Я — герцог цу Франкенштейн, а моя подруга и двоюродная сестра — баронесса фон Мурло. Поклонись, баронесса!

— Ты же знаешь, что я не могу кланяться! — возмутилась баронесса. — Мне гордость мешает и живот. Я не склоняюсь!

Дружок отчаянно залаял, и тогда Крыс, он же герцог цу Франкенштейн, затопал ногами и закричал:

— А ну уберите отсюда эту крикливую собачонку! Я не выношу в моём замке собак! Это ты его привела, Алиса? Надень на него намордник или я его сейчас же застрелю!

Крыс вытащил из-под плаща пистолет и хотел прицелиться в Дружка, но тот уже сообразил, что ему лучше быть подальше от таких бандитов. Он кинулся к двери и умчался вон из комнаты, на лестницу.

Алиса испугалась, что Дружок заблудится и попадёт в руки кому-то из сообщников пиратов, но в тот же момент в зал вбежал странный человек. Он был в лиловом халате до пола, на голове цилиндр.

Он вопил:

— Уберите этого убийцу!

За человеком в халате носился Дружок и норовил тяпнуть его за ногу. Потом вцепился в полу халата и потянул на себя так, что халат лопнул. Дружок полетел в одну сторону, а владелец халата — в другую.

Герцог цу Франкенштейн выхватил пистолет и принялся палить в собаку.

— Не смейте! — кричала Алиса. — Вы же можете попасть в Дружка.

Но Дружок счёл за лучшее снова удрать. На этот раз он унёс трофей — лиловый лоскут от халата.

Несчастный человек в разорванном халате поднялся с пола, подобрал свой цилиндр и спросил:

— Почему вы не убили это чудовище, герцог?

— А потому и не убил, что не попал, — ответил Крыс. — С каждым бывает. А ты-то чего от собачонки бегаешь? Заколдовал бы её и дело с концом.

Тут Алиса смогла, наконец, разглядеть человека в рваном халате. Он был худой, сутулый, у него был большой острый нос, который сгибался вниз к губам. Губы были тонкие, как ниточки. А глаза у человека были маленькие, чёрненькие.

— Даже странно, — сказал Весельчак У, — что же ты, колдун Парфюмерий, так испугался собачки небольшого размера. Ты что, собак боишься?

— Собак я не боюсь! Я ничего не боюсь, потому что я великий волшебник, — сказал колдун. — Я кого угодно заколдую! А уж такую собаку как угодно!

— Ну и заколдуй, — сказал Крыс.

— Вы не понимаете, господа, — сказал колдун. — Я же эту собаку уже заколдовал. Куда же дальше. Заколдовал, а она кусается.

— Интересно, — сказал Крыс. — Значит, ты эту собачку уже встречал?

— Ясное дело, встречал!

— И кем же эта собачка была раньше, до твоего колдовства?

— Она была… — тут колдун осёкся и прикусил язык.

— Чего молчишь? — спросил Весельчак У. — Говорил, говорил, а теперь молчишь!

— Не скажу! — ответил колдун.

Алисе надоело ждать и слушать пустые разговоры.

— Простите, — сказала она, — я пришла сюда, чтобы помочь профессору Колбе. Вы не скажете, как к нему пройти?

— Иди по коридору направо, — сказал Крыс. — Увидишь красную дверь. Там и сидит твой профессор кислых щей!

И пираты принялись смеяться над этой глупой шуткой.

— Я провожу девочку, — вызвался колдун.

— Нет! — остановил его Крыс. — Ты останешься здесь. У нас для тебя есть дело. А ты, Алиса, иди.

Алиса поняла, что пираты придумали ещё одну каверзу. Поэтому она сделала вид, что ушла из зала, хлопнула дверью, а потом поставила чемодан на каменный пол, а сама на цыпочках вернулась к двери в зал, чтобы послушать, о чём пираты будут разговаривать с волшебником.

И оказалось, что она сделала правильно.

— Ты, Парфюмерий, не спеши, — услышала Алиса голос Крыса. — У нас есть для тебя задание.

— Но я же всё сделал, как вы просили, — жалобно произнёс колдун.

— Всё, да не всё.

— Почему?

— Потому что ты плохо всё делаешь! Потому что ты никуда не годный волшебник, — закричал Крыс.

— Это ещё надо проверить! — обиделся колдун. — У меня есть документы, что я сдал экзамены за третий класс школы волшебников.

— Наверное, документы ты себе тоже наколдовал.

— Они настоящие!

— И экзамен он сдал только потому, что списывал на экзамене и пользовался шпаргалками! — сказал Весельчак У. — Нам рассказывали. Все здесь знают, что ты не получил звания настоящего волшебника, а имеешь право работать только домовым.

— О, враги! — возопил колдун. — Завистники! Я их всех уничтожу.

— Не шуми, — сказал Крыс. — А то мы всем расскажем, что ты сделал с настоящим владельцем замка, принцем Другонравом.

— Если я что и сделал, — ответил колдун дрожащим голосом, — то это из-за моей любви к снегурочке Лизавете. Моё высокое чувство заставило меня пойти на этот шаг!

— Ах, надоел он мне! — сказал Крыс.

— И мне надоел, — согласился с ним Весельчак У. — Наверное, надо его пристрелить.

— Меня нельзя пристрелить! — испугался колдун. — Я же бессмертный!

— Вот это мы сейчас и проверим, — сказал Крыс.

— Ой, не надо проверять! — закричал колдун.

— Тогда иди, работай!

— Как работать?

— Заколдуй эту девчонку Алису.

— А как мне её заколдовать?

— В животное, — сказал Весельчак У. — В какое-нибудь мелкое животное, чтобы я мог его раздавить, ха-ха-ха!

— Заколдуй Алису в лягушку, — приказал Крыс.

— Помилуйте, ваше сиятельство господин герцог! — взмолился колдун, — но в моей записной книжке все заклинания о земноводных сжевали мыши.

— Тогда преврати Алису в таракана! — закричал Весельчак У. — И я её раздавлю!

— Ваше благородие баронесса! — ответил колдун. — Я бы рад вам угодить, но испокон веков запрещено превращать детей в насекомых. Я не могу.

— Ладно уж, — сказал Весельчак У, — преврати Алису в крысу.

— Это можно, — сказал колдун. — Но очень трудно.

— Как это в крысу? — взвыл пират Крыс. — Ты забыл, Весельчак У, как меня зовут? А кто мои ближайшие родственники? Ты что, издеваться надо мной вздумал?

— Ха-ха, забыл, прости, старый друг, — ответил Весельчак У. — Ну раз нельзя ей стать крысой, пусть будет кошкой.

— Почему? — спросил Крыс.

— Наверное, любой крысе приятно над кошкой поиздеваться?

— Правильно! — закричал Крыс. — Скорей преврати Алису в кошку. Я над ней буду издеваться.

— Сейчас, — послышался голос колдуна. — Сейчас посмотрю в своей книжке-шпаргалке. Сейчас… одну минутку… а где сама девочка? Не могу же я колдовать без клиента!

— Сейчас придёт, — сказал Крыс. — И ещё вместе с профессором.

— Почему с профессором? — воскликнул колдун.

— А ты чего испугался?

— Разве я испугался? Я ничуть не испугался. Только пускай профессор останется в своей комнате…

Алиса решила не тратить времени даром. Теперь она знала, что замыслили пираты с колдуном, и спешила встретиться с профессором Колбой, чтобы узнать, что же он об этом думает. Он же взрослый, умный профессор. И как только Алиса его увидит, всё станет на свои места.

Но Алиса ошиблась.

Глава четвёртая
ЗАКОЛДОВАННЫЙ ПРОФЕССОР

За красной дверью и в самом деле оказалась комната с низким потолком, освещённая масляной лампой. В комнате сидел профессор Колба.

Правда, Алиса узнала его не сразу.

На голове у профессора был странный платок, натянутый на проволоку, так что казалось, будто профессор напялил на себя что-то вроде туристической палатки.

— Можно к вам? — спросила Алиса.

— Конечно! — профессор вскочил со стула и побежал к двери. Он сначала обнял Алису, потом вырвал у неё чемодан и начал вытаскивать из него вещи.

— Пальто! — воскликнул профессор.

И надел пальто.

— Перчатки! Носки! — Он натянул носки и перчатки.

— Микроскоп! Какое счастье — микроскоп! Теперь я закончу мои исследования и докажу этим жуликам, что колдовства не существует, если за дело возьмётся наука. Любому колдовству есть научное объяснение. А раз есть объяснение, значит, колдовство можно обернуть задом наперёд.

Профессор сразу поставил микроскоп на стол, а Алиса спросила его:

— Простите, Сидор Гаврилович, а что у вас на голове?

Профессор почему-то смутился и вместо ответа напустился на Алису.

— Ты зачем сюда приехала? Я же просил тебя не приезжать! Нечего здесь делать девочкам. Тут и заколдовать могут.

— А вас не заколдовали? — спросила Алиса.

И увидела, что профессор поднял руку к палатке на голове, словно хотел проверить, хорошо ли она держится.

— Меня не заколдовали! — воскликнул профессор. — Кто посмеет меня заколдовать? И если заколдовали, то чуть-чуть.

— Что значит чуть-чуть? — спросила Алиса.

Профессор не успел ответить, как в комнату ворвался пёсик Дружок и кинулся к профессору. Он прыгал вокруг, махал хвостом и лаял. Очень радовался, что наконец-то увидел хозяина.

— А ты что здесь делаешь? — спросил профессор. — Ну почему никто меня не слушает? Я серьёзно говорю — почему никто меня не слушается?

Тут Дружок подскочил так высоко, как собаки и подскакивать не умеют, и вцепился зубами в край палатки.

Профессор и ахнуть не успел, как палатка слетела с его головы, и Алиса чуть на пол не села от удивления: на голове профессора красовались могучие завитые бараньи рога.

— Сидор Гаврилович, — воскликнула Алиса. — У вас на голове рога.

— Неужели? — сказал профессор и пощупал рога руками. — А я думал, что они уже отвалились. Кстати, Алисочка, поскреби немножко мой рог на это стёклышко, я хочу посмотреть на него под микроскопом.

Алиса подчинилась профессору, а пока она соскребывала с рога немного пыли, профессор ей всё объяснил:

— Как только я увидел этого, так называемого колдуна, я понял, что он обычный жулик.

— Но это он вас заколдовал? — спросила Алиса. — Значит, он не совсем жулик?

— Он колдует по шпаргалкам, — возразил профессор. — Он списал все заклинания у отличников в своём классе, а сам ничего не помнит — память дырявая. Без шпаргалок он полный нуль! Вот именно!

— Но эти рога, они тяжёлые? — спросила Алиса.

— Эти рога самые обыкновенные. Каждый баран их всю жизнь носит и не жалуется. Неужели я, взрослый человек, академик и профессор, буду жаловаться? Но преступление этого негодяя заключается не только в моих рогах…

— А на вид он такой безобидный, — сказала Алиса.

Профессор уселся за стол и склонил над микроскопом голову, украшенную снизу бородой, а сверху бараньими рогами. И продолжал рассказывать:

— Я тут поговорил со слугами, поварами, прачками и прочими простыми трудящимися. И знаете, оказывается, ещё недавно в этом замке жил добрый, весёлый молодой граф Другонрав. Этот граф получил колдуна из школы волшебников. Оказывается, каждому замку на этой планете положено иметь своего волшебника. Только граф Другонрав был небогатым графом и потому ему прислали колдуна-двоечника, годного только открывать замки, следить за тем, чтобы мыши и тараканы не очень в замке плодились, и выбивать ковры дочиста.

Вдруг Дружок завыл, как будто заплакал.

— Помолчи, Дружок, — сказал профессор, — ты меня отвлекаешь. Теперь я не помню, на чём остановился. Ах, да! Я остановился на том, что в Новый год в замок, как положено, пришли деды Морозы и снегурочки, что обитают в этих местах. Одна из снегурочек очень понравилась молодому графу Другонраву, а молодой граф понравился снегурочке… как её зовут?

— Лиза, — послышался чей-то голос.

Алиса и профессор оглянулись, но в комнате не было никого, кроме Дружка, а Дружок, как известно, говорить не умеет.

— Уже мерещится, — сказал профессор. Вздохнул и продолжал: — Значит, молодой граф понравился снегурочке, а снегурочка графу. На этой планете так бывает. Снегурочки даже выходят замуж за людей, и у них рождается много ребятишек. Самых обыкновенных, которые не боятся жары и солнца. Но как назло снегурочку Лизу увидел колдун Парфюмерий. Да перестань рычать, Дружок! Не перебивай меня! Колдун Парфюмерий тоже влюбился в снегурочку и поэтому возненавидел графа Другонрава смертельной ненавистью! Он собрал все свои шпаргалки, три дня колдовал и превратил всё-таки несчастного молодого графа в собаку. Он приказал слугам утопить собаку, но те пожалели… собака убежала…

Профессор смотрел на Дружка, который сидел, понурившись, и смотрел в пол.

— Дружок, — спросил профессор. — Я всегда удивлялся, откуда ты взялся в моей квартире, когда дверь была заперта. Не из шкафа ли ты появился?

— Да, — тявкнул пёсик.

— Значит, ты и есть граф Другонрав?

Пёс кивнул.

— Господи, а я с тобой так обращался и даже раз ремнём стегнул, когда ты хотел телевизор смотреть и не шёл гулять на улицу! Какой стыд! Я поднял руку на благородного человека!

Пёс поднялся на задние лапы, положил передние на колени профессору, вытянул вперёд голову и лизнул профессора в щёку.

Профессор чуть не заплакал.

— Теперь я всё знаю, — сказал он. — Хватит нас дурачить! Мы их всех разгоним и вернём замок Дружку… то есть, простите, графу Другонраву.

Он гладил пёсика, потом вдруг замер, подумал и сказал:

— Где-то тут были ножницы! Дай-ка, Дружок, я отстригу от тебя несколько волосков и посмотрю под микроскопом. Если ты заколдован, мне надо узнать, как устроено твоё новое тело. И мы вернём тебе старый облик.

— А где же снегурочка? — спросила Алиса.

Дружок зарычал.

Голос от двери произнёс:

— Если вы удержите вашу собаку, чтобы она не кидалась на несчастных колдунов, я вам расскажу всю правду о моей несчастной судьбе. — В дверях стоял Парфюмерий. Вид у него был плачевный. Лиловый халат разорван, цилиндр помят, а кончик носа опустился на верхнюю губу.

— Дружок, подожди, — попросил профессор. — Я понимаю твои чувства и даже разделяю их. Но пускай сначала этот колдунчик расскажет о своих преступлениях.

— Нет, не о преступлениях! — закричал колдун Парфюмерий. — а о моих ошибках! Я в самом деле полюбил снегурочку Лизу.

— Убью, — сказал Дружок.

— Подожди, не убивай его, — попросила Алиса, совсем не удивляясь, что пёс время от времени произносит слова. Ведь он был не пёс, а заколдованный граф!

— Я был ослеплён любовью! — продолжал колдун.

Он закатывал глаза, подвывал и подпрыгивал. Он всего боялся — и собаку, и людей, и конечно же, космических пиратов, которые им командовали.

— Я готов был на всё, чтобы получить снегурочку. Но она сказала мне, что не может быть моей, потому что тогда её убьёт граф Другонрав. Что он только снаружи такой хорошенький, вежливый и интеллигентный. А внутри он весь сгнил от ненависти к людям и любви к снегурочке.

— Ай-ай-ай, — покачал головой профессор. — И вы поверили снегурочке?

— Как я мог не поверить любимой девушке?

— Значит, вы говорите неправду, — сказал профессор.

— Как вы смеете!

— Ещё как смею, — сказал профессор. — Мы не до конца выяснили отношения.

— Но ведь я всегда говорю правду, — сопротивлялся колдун. — Меня за это даже из школы волшебников исключили. Не нужны нам, говорят, правдивые волшебники. И выгнали меня за правду.

— Он мне уже надоел, — сказал профессор. — Пускай он лучше скажет, как мне избавиться от рогов.

— Одну минутку! — взмолился колдун. — Я должен закончить мою печальную историю. Я поверил снегурочке, я думал, что наша любовь взаимна. И я обещал снегурочке, что я избавлю её от приставучего графа.

«Врёт, — понимала Алиса. — Ох и врёт же этот колдун!»

— Я собрал все силы и заколдовал графа Другонрава. Но не потому, что я этого хотел, а потому что этого хотела моя любимая снегурочка Лизавета. Да-да, я говорю правду. Я выполнял просьбу несчастной девушки! Я хотел, чтобы граф просто ушёл из замка — чик-чик и ушёл. А он стал собачкой. Но вы же знаете, я работаю по записной книжке, а там порой перепутаны страницы. Я думал, что он уйдёт, а он стал собачкой — вот этой самой, гадкой, никуда не годной собачонкой.

Алисе пришлось удерживать Дружка, чтобы он не укусил колдуна.

— Ты же не собака, — шептала ему Алиса. — Ты же всё-таки граф, воспитанный человек, только временно принявший вид собаки. Тебе противно кусаться! Вот когда станешь снова человеком, сразу вызовешь его на дуэль. Я буду твоим секундантом.

— Скоро, скоро, — сказал профессор Колба, — твои мучения, Дружок, кончатся. Наука победит!

— А зачем ждать? — спросила Алиса. — Пускай колдун Парфюмерий его немедленно расколдует.

— Исключено, — возразил колдун. — Расколдовать в десять раз труднее, чем заколдовать.

— А вот это мы сейчас попробуем, — сказал профессор и поднялся во весь свой рост. — А ну-ка, сними с меня эти идиотские рога. Небось хотел меня бараном сделать, да не смог до конца доколдовать?

— Вы совершенно правы, профессор, — ответил Парфюмерий. — Честно говоря, мне и не очень хотелось… Но вы можете обещать мне, что защитите меня от герцога цу Франкенштейна и этой баронессы Мурло? Они же очень рассердятся, если узнают, что я занимаюсь расколдовством.

— Сначала расколдуй. Меня, собаку Дружка и всех, кого ты заколдовал.

— Я никого больше не заколдовал!

— Ой, верится с трудом. Скажи мне, где твоя любимая снегурочка Лиза?

— Это не я! Это они виноваты!

— Жалкий колдунишка! — рассердился профессор. — Мне надоело тратить с тобой время! А ну, быстро признавайся!

— Но я в самом деле не виноват! — заплакал колдун. — Как только я превратил графа в собаку и хотел бежать к снегурочке, чтобы поведать ей радостную весть, как оказалось, что за мной наблюдали герцог цу Франкенштейн и баронесса Мурло. Я не знаю, откуда они взялись и как проникли в замок. Они сказали, что могут всему миру рассказать о моём преступлении. Ведь я превратил в собаку собственного хозяина! И ради того, чтобы жениться на его невесте. Если об этом узнают остальные колдуны и чародеи, то они в три секунды сделают из меня блоху, если не что-нибудь похуже.

— Ты другого не заслужил! — сказал профессор.

Тут он увидел что-то настолько интересное под линзой своего микроскопа, что забыл о колдуне.

Но Алисе было интересно узнать, что же придумали Крыс с Весельчаком.

— Простите, — спросила она. — Что же сказал этот герцог и эта баронесса, когда увидели, что вы преступник?

— Они заставили меня заколдовать всех снегурочек и дедов Морозов. Я не хотел, я совсем не хотел! Ведь среди снегурочек была моя любимая Лизочка. Но что я мог поделать… я плакал и колдовал, колдовал и плакал.

— Со страху вы заколдовали собственную любимую девушку? — спросила Алиса.

— Но вы должны меня понять!

Дружок залаял так отчаянно, что Алиса поняла, что он хочет сказать.

— А во что вы превратили всех дедов Морозов и снегурочек?

— Я не могу сказать. Я боюсь!

Глава пятая
ВОЗВРАЩЕНИЕ СНЕГУРОЧКИ

— И правильно делаешь, что боишься, — сказал, входя в комнату, похожий на чёрного ворона пират Крыс, переодетый герцогом цу Франкенштейном. — Но я тут подслушал, что ты слишком много говорил. Придётся тебе поработать, чтобы я на тебя не сердился. А то я отберу у тебя книжку шпаргалок и сам буду колдовать.

— Ах, не делайте этого, господин герцог! — взмолился колдун Парфюмерий. — У вас всё равно не получится, а я без этой книжки — нуль.

— Тогда работай.

— Правильно, работай и не мешай работать другим, — сказал профессор. — Я стою на пороге важного открытия, а некоторые личности лезут со своими разговорами.

Пират Крыс будто и не слышал слов профессора.

— Ты обещал нам заколдовать эту гадкую девчонку Алису. А ну, начинай!

— Не обращай внимания, Алиса, — сказал профессор. — Ничего у него не выйдет, по всему судя, он уже и со шпаргалками бессилен.

— Сейчас, — повторял колдун. — Сейчас, одну минутку…

Он достал из кармана рваного халата растрёпанную записную книжку, из которой тут же посыпались на пол листки, и принялся ползать по полу, собирая их.

— А ну, скорее! — прикрикнул на колдуна Крыс.

— Одну минутку… — так вот, стоя на четвереньках, колдун начал бормотать на непонятном колдовском языке, он говорил всё быстрее и громче, все смотрели на него, а колдун начал подпрыгивать, цилиндр упал с его головы, волосы стали дыбом… и вдруг, с последним криком, колдун рухнул на пол и замер.

— Вот и всё, — сказал профессор. — Как я и предупреждал, ничего не получилось.

— Ничего не получилось, — сказала Алиса.

И тут она увидела, что собака Дружок смотрит на неё, приоткрыв пасть.

— Что случилось? — спросила Алиса. — Где зеркало? Дайте мне зеркало!

Тут уж все смотрели на Алису. Некоторые с удивлением, а другие со злобой.

— Ничего не можешь сделать, как тебе приказано! — крикнул Крыс колдуну и быстро ушёл из комнаты.

— Да, — сказал профессор, — ну и дела! Только ты, Алисочка, не расстраивайся. Примерно через полчаса я найду научный способ борьбы с колдунами. И ты примешь старый вид.

— Я же старался! — заныл колдун. — Я же хотел как надо, а вышло как всегда.

Тут Алиса заметила на стене большое зеркало. Она подбежала к нему и увидела, что на неё глядит из зеркала странное чудовище. У чудовища был кошачий нос и большие, торчком, кошачьи усы, а всё остальное осталось от девочки Алисы.

— Это безобразие! — закричала Алиса. — Немедленно прекрати, Парфюмерий!

Алиса повернулась боком и поняла, что у неё к тому же вырос кошачий хвост.

Колдун взвизгнул от страха и побежал к двери.

Алиса за ним.

Но кто может догнать перепуганного колдуна!

Тем более когда по коридорам замка за ним бегут взбешённые пираты, которые хотели, чтобы он превратил Алису в кошку, а он превратил её в полукошку или даже четверть-кошку.

Все, кроме профессора, носились за колдуном по этажам и комнатам замка, пока не услышали голос колдуна из зала, где стоял большой сундук с пиратской добычей, который они собирались утащить с ограбленной планеты.

Оказывается, колдун сумел открыть сундук.

Конечно же, он сумел открыть сундук — на это его образования хватило.

Алиса остановилась в дверях и увидела, как колдун по очереди вытаскивает из сундука куколок.

Он поднёс первую к глазам и спросил:

— Это ты, Лиза?

Кукла размахнулась и влепила ему пощёчину кукольной ручкой. Колдун разозлился и отбросил куклу в сторону.

Он схватил вторую куклу и тоже стал её разглядывать.

Но и её он отбросил в сторону с криком:

— Плеваться-то зачем? Зачем плеваться?

Алиса поняла, что колдун ищет среди заколдованных снегурочек свою любимую Лизочку, но никак не может найти. А заколдованные снегурочки, хоть они и куклы, сопротивляются и даже умеют драться, плеваться, царапаться и кусаться.

В комнату вбежал пират Крыс.

— Это ещё что? — закричал он. — А ну перестань наше добро раскидывать! Долой!

За ним вбежал Весельчак У в виде баронессы Мурло — он кинулся к снегурочкам и принялся их собирать и кидать обратно в сундук.

— Нельзя! — канючил колдун Парфюмерий. — Вы же сейчас улетите и мою снегурочку возьмёте с собой.

— Вот именно! Мы спешим, мы должны лететь! Нас ждут боевые друзья и сама пиратская мамаша!

— Но вы же меня обманули, — плакал колдун. — Вы сказали, что я получу за мою верность свою снегурочку Лизу. А сами её сложили в сундук. А теперь я её не могу отличить!

— Слушай, Парфюмерий, — сказал Крыс. — Ты летишь с нами. Как только мы будем в безопасности на своей пиратской планете, ты наполовину расколдуешь снегурочек и дедов Морозов и получишь за это свою Лизавету. Понял?

Колдун Парфюмерии задрожал.

— Как так на пиратской планете? Значит, вы не герцоги и не баронессы, а простые разбойники?

— Мы не простые, а очень страшные, космические разбойники! — ответил Крыс и сбросил свой чёрный плащ. Баронесса Мурло тут же стащила через голову платье и оказалась в простом пиратском наряде.

Колдун шатался от ужаса, он рад бы убежать, но ведь надо добыть снегурочку Лизавету!

— Нет, — сказал он наконец. — Вы меня обманете.

— Может, и обманем, — сказал Крыс. — Это уж как нам захочется.

— Тогда берегитесь! — закричал колдун. — Я вас самих заколдую.

— Не шали! — велел Крыс. В один прыжок он достал колдуна и вырвал у него записную книжку.

— А теперь, — сказал он, — ты можешь с нами и не лететь. Мы и без тебя расколдуем товар.

Алиса стояла в дверях, и вся эта сцена происходила у неё на глазах. Пираты и колдун на неё не обращали внимания — ну кому страшна девочка, совершенно без оружия?

— А что вы будете делать со снегурочками и дедами Морозами? — спросила Алиса.

— Ничего особенного, — откликнулся Весельчак У. — Мы их продадим во дворцы властителей на одной жаркой планете. Пускай изображают Новый год. А когда там Новый год пройдёт, мы их отвезём на другую планету. Вот и будем возить с планеты на планету, всюду получать деньги и разбогатеем.

Пока Весельчак говорил, пёс Дружок на животе вполз в комнату и тихонько пополз к куклам снегурочек, разбросанным по полу. И вдруг Алиса увидела, как одна из куколок приподнялась, села и протянула ручки к собаке.

В один прыжок Дружок подскочил к снегурочке, осторожно схватил её зубами и кинулся прочь из комнаты.

В этот момент Крыс увидел, что случилось, выхватил из-за пояса пистолет и принялся палить вслед собаке. Но той и след простыл.

— Эх, обидно! — сказал Весельчак. — Самая хорошая снегурочка была.

— Это моя Лизавета! — закричал колдун. — Верните её мне, а то я вам жестоко отомщу! Заколдованный принц утащил снегурочку!

— Не расстраивайся, — засмеялся Крыс. — Пускай они так и живут, собака с куклой. Обхохочешься!

Весельчак дал колдуну подзатыльник и приказал:

— Тащи сундук. Не нам же надрываться!

— Мне тяжело, — заныл колдун.

— Надо было получше колдовать! — захохотал Крыс. Он стукнул колдуна по голове рукояткой пистолета, и тот потащил сундук к двери.

Алиса не знала, что делать — как остановить бандитов.

И в этот момент сверху послышался громовой голос:

— Внимание, внимание! Говорит радио графского замка. Передаём последние известия! Великому профессору Колбе Сидору Гавриловичу после упорных трудов удалось разгадать секрет колдовства. Теперь он пустил колдовство наоборот. Начинаю отсчёт! При счёте ноль всё колдовство прекратится. Десять, девять, восемь…

— Скорее! — испугались пираты. Они тоже вцепились в сундук с добычей и поскорее потащили его наружу.

А профессор тем временем считал по радио:

— … Семь, шесть, пять, четыре…

Пираты натолкнулись на Алису и стали отталкивать её с дороги.

Профессор продолжал:

— Три, два, один… ноль!

И тут случилось вот что.

Крышка сундука откинулась, и оттуда выпрыгнули по очереди тридцать две снегурочки, а за ними тяжело вылезли двадцать шесть дедов Морозов. Ну и шум стоял!

Пираты отпрыгнули в сторону.

— А где эти негодяи? — спросили хором деды Морозы.

Пираты кинулись со всех ног, а колдун не успел за ними, он сел на корточки и бормотал:

— Я нечаянно, они меня заставили! Пощадите меня!

— Алиса! — по коридору шёл высокий молодой человек в белом камзоле, он вёл под руку красивую девушку в синей шубке с белым меховым воротником.

Алиса удивилась. Она не знала этого молодого вельможу. Но тут же она догадалась.

— Неужели это ты, Дружок? — воскликнула она.

— Именно так, — сказал молодой граф Другонрав. — А это моя любимая невеста снегурочка Лизавета.

Снегурочка поздоровалась с Алисой и кинулась к самому высокому и толстому из дедов Морозов.

— Папочка! — закричала она. — Они тебя не помяли?

Дед Мороз погладил её по головке. Тут же рядом с дедом Морозом оказались ещё две снегурочки.

— Все три — внучки деда Тимофея, — сказал граф Другонрав.

Колдун, который сидел, скорчившись, в углу, вдруг спохватился и закричал:

— Я люблю тебя, Лизавета! Неужели ты забыла о наших чувствах?

— Дружок, — попросила Лизавета у своего жениха, — нельзя ли с ним что-то сделать? Я даже его голос слышать не могу.

— Я могу проткнуть его шпагой, — предложил граф.

— Нет, не так жестоко! — попросила Лизавета.

И тут Алиса вспомнила:

— Где его колдовская записная книжка со шпаргалками? Её пираты отняли.

Она оглянулась, но пиратов не было видно.

Послышался рёв. Даже стены замка задрожали. Алиса поняла, что это поднимается в небо пиратский космический корабль. Убежали всё-таки.

И увезли с собой записную книжку?

И тут Алиса увидела, что книжка валяется на полу.

Колдун тоже увидел свою книжку и кинулся к ней. Но Алиса была проворнее. Она схватила книжку и отпрыгнула в сторону. А когда колдун побежал к ней, Алиса перебросила книжку графу Другонраву, а граф перекинул её снегурочке Лизавете…

— Давайте заколдуем его! — сказала Алиса.

— Это замечательная мысль, — сказал дед Мороз.

— Во что его превратить? — Алиса стала переворачивать страницы записной книжки. — Смотрите, здесь есть мебельное заклинание. Это же замечательно!

И Алиса прочла вслух заклинание из книжки:

В небесах плывёт кровать,

А за ней салфетки.

Я хочу заколдовать

Зайцев в табуретки!

Все удивились и молчали. Такого заклинания ещё не слышали.

— Кстати, — заметил один из дедов Морозов, — ваше заклинание совершенно не похоже на заклинание. Это глупый стишок.

— Откуда, дядя, тебе знать, какие заклинания настоящие, а какие нет? — спросила Лизавета.

В комнату вошёл профессор Колба, без рогов, весёлый и довольный, потому что все учёные выглядят довольными, если сделают великое открытие.

— Я всех вас поздравляю с хорошим концом нашей истории, — сказал он. — Но я не вижу среди вас главного негодяя колдуна Парфюмерия. Где он?

Все стали крутить головами, но колдуна не было видно.

И тут граф Другонрав показал шпагой на стул, который стоял у стены.

И все увидели, как этот стул чуть приподнял одну из ножек и сделал шажок. А как известно, стулья сами не шагают.

Все смотрели, как стул медленно идёт к двери.

— Это вовсе не стул! — воскликнула снегурочка Лизавета.

— И я думаю, что не стул, — сказал дед Мороз. — Но если он стул, пускай признаётся, что он стул, и перестанет ходить по комнате.

Стул тут же замер и сделал вид, что он — самый обыкновенный.

— Значит, заклинание подействовало, — сказала Алиса. — И я превратила в стул колдуна-недоучку. А вы, уважаемый дедушка Мороз, думали, что это ненастоящее заклинание. Теперь у графа Дружка и снегурочки Лизаветы будет стул-колдун.

Все засмеялись, а снегурочка вдруг сказала:

— Ни в коем случае! Неужели вы думаете, что я могу сесть на живого человека? А вдруг он меня ущипнёт?

Граф Другонрав согласился со своей невестой.

— Мне бы тоже этого не хотелось, — сказал он. — Особенно если он примется ходить из комнаты в комнату.

— Тогда выкиньте его в окно, — заявил профессор Сидор Гаврилович. — В снег!

— Как можно! — воскликнула добрая Лизавета. — Во-первых, он ушибётся. Во-вторых, он обязательно простудится.

— Ни в коем случае! — возразил профессор. — Во-первых, стулья не ушибаются. К тому же под окном растут кусты. А во-вторых, стулья не умеют простужаться. Им же чихать нечем! Пускай полежит с недельку.

— Почему с недельку? — спросила Алиса.

— Потому что здешнее колдовство непрочное. Через несколько дней стул снова станет колдуном. Но не советую пускать его в замок.

— Вы правы, — согласился Другонрав. — Прощай, неуч и предатель!

И, размахнувшись, он выбросил стул в окно. Алиса могла бы поклясться, что стул на лету попискивал. Хотя, как известно, стулья не пищат.

— Вот и всё, — сказал граф Другонрав. — Я хотел сказать большое спасибо моим новым друзьям. Без вашей помощи мне бы не вернуть мою любимую Лизавету и мой замок.

— И мы бы сгинули по чужим планетам, — хором сказали деды Морозы.

— Жалко, — сказал профессор. — Мне очень жалко, что ты, Дружок, оказался не собакой, а графом. Я к тебе привык… как к собаке.

— Мы подарим вам щеночка, — сказала снегурочка Лизавета.

— А чего бы ты хотела, Алиса? — спросил граф.

— Вы же знаете, — сказала Алиса. — Вы же помните, о чём меня просила наша учительница Полина?

— Конечно! — воскликнул молодой граф. — Как же я мог забыть?

Он обернулся к отцу Лизаветы и сказал:

— Алису очень просили пригласить в Москву на Новый год настоящего живого деда Мороза и настоящую снегурочку. Можно ли мне вас попросить сходить на Землю? Это недалеко — у меня в замке есть шкаф, через который можно попасть на Землю.

— И не думай просить! — сказал дед Мороз.

И Алиса испугалась, что он сейчас откажется.

— И не думай меня просить, — повторил дед Мороз. — Ведь дед Мороз — это благородная обязанность. Все деды Морозы с удовольствием выступают перед детьми и приносят им подарки. Мы все собираемся в путь. И будем счастливы начать со школы, в которой учится наш друг Алиса.

Дед Мороз взял Алису за руку.

Снегурочка Лизавета взяла Алису за другую руку.

Профессор Колба, обнимая микроскоп, пристроился сзади.

Граф Другонрав раскрыл дверь волшебного шкафа, и они по очереди вошли в него.

Граф закрыл дверцы. И крикнул вслед:

— Лизавета, возвращайся поскорее! Я скучаю без тебя.

— Жди, вернёмся! — ответила Лизавета.

1998

|⟩⟨|
⟨||⟩